Добро
пожаловать
на наш сайт
посвященный
философии
 
Философик

Белинский Виссарион Григорье­вич (1811—48)—рус. революцион­ный демократ, критик, основополож­ник рус. реалистической эстетики. Б. — предшественник полного вы­теснения дворян разночинцами в рус. освободительном движении. Род. в Свеаборге в семье врача. С 1829 учился на словесном отделе­нии Московского ун-та, из к-рого был исключен в 1832. С 1833 — со­трудник журнала «Телескоп», в при­ложении к к-рому — «Молве» — бы­ла напечатапа первая крупная ста­тья Б. «Литературные мечтания» (1834). Печатался в редактируемом им журнале «Московский наблюда­тель» (1838—39). С конца 1839 жил в Петербурге, вел литературно-кри­тический отдел в «Отечественных записках», с 1846 возглавил крити­ческий отдел «Современника». В 1847 лечился за границей. Умер

в Петербурге от туберкулеза. Идей­ное творчество Б. относится к пе­риоду,   когда   рус.    общественная мысль   (осмысливая  уроки  декаб­ристского   движения)  только еще начала поиски новых путей борьбы с самодержавием и крепостничест­вом, поиски научной теории обще­ственного развития. Этим обуслов­лен чрезвычайно сложный и интен­сивный характер идейной эволюции Б. В 40-х гг. он приходит к ре­волюционному демократизму, явив­шемуся   отражением   настроений крестьянства, к идеям социализма, атеизма и материализма. На этом пути Б. пришлось определить свое отношение к философским и соци­ально-политическим учениям 19 в.: Фихте и Шеллинга, Гегеля и Фейер­баха, младогегельянцев, фр. социа-листов-утопистов и молодого Мар­кса.    Б.   пе   писал   философских трактатов, но нет у него ни одной сколько-нибудь   значительной   ста­тьи, где бы философские  вопросы пе нашли своего отражения. Силь­но увлекаясь одно время (1837—39) философией Гегеля,   Б. истолковы­вает его положение «все действи­тельное разумно» в духе политиче­ского    консерватизма,   как   идею примирения с николаевской действи­тельностью. Но даже и в этот пе­риод, закончившийся выдвижением Б. идеи отрицания, принципа борь­бы со всем отживающим, неразум­ным, гл. тенденция идейных иска­ний Б. заключалась в стремлении понять, каким законам подчппяется жизнь об-ва и человека. В начале 40-х годов Б. переходит на позиции материализма.   При   рассмотрении вопроса о единстве материального и идеального  Б.  доказывает,  что «духовное» есть «не что ипое, как деятельность физического». Он ука­зывает вместе с тем на активную роль сознания в процессе взаимо­действия человека со средой. Отбро­сив консерватизм гегелевской си­стемы, Б. усмотрел в диалектике основоположения метода научного исследования и революционного дой­

 

ствия, зародыш подлинной «филосо­фии истории». Идея объективной закономерности, к-рая конкретизи­руется Б. как идея необходимости общественного прогресса, проби­вающейся через совокупность дея­тельности людей и находящей вы-ая«ение, в частпости, в деяниях геликих личностей, — одна из цент­ральных идей Б. Опа лежала в ос­нове его подхода к рассмотрению проблем рус. истории (роли Петра I и пр.), ее соотношения с процесса­ми мировой истории, она являлась также стержнем трактовки Б. про­блемы соотношения идеала и реаль­ности. Приветствуя социалистиче­ский идеал истинно справедливого об-ва, где «пе будет богатых,, пе бу­дет бедных, пи царей и подданных, но будут братья, будут люди», Б. одновременно скептически отно­сился к реформаторским проектам некоторых западноевропейских со­циалистов. Он полагал, что повое об-во вряд ли установится «време­нем, без насильственных переворо­тов, без крови»; однако сам он все же пе пришел к научному обосно­ванию неизбежности социализма. С этим была связана апелляция Б. к идеям первоначального христиан­ства как основы нравственности бу­дущего. Б. признавал прогрессив­ность буржуазных порядков по сравнению со средневековыми и счи­тал, что ближайшей задачей общест­венных преобразований в России яв­ляется уничтожение патриархально-крепостнических форм жизни (и прежде всего крепостного права), проведение ряда буржуазных демо­кратических реформ. Исходя из это­го, Б. вел беспощадную борьбу с ре­троградными идеями «официальной народности», высмеивал славяно­фильскую идеализацию патриар­хального прошлого России. Верши­ной революционного демократизма Б., его завещанием явилось письмо Б. к Гоголю (июль 1847) — одно из лучших произведений бесцепзур-н°и Демократической печати России 19 в- Идея историзма пролизывает и эстетические суждения Б. Усматри­вая сущность и специфику искус­ства в образном воспроизведении действительности в ее типических чертах, Б. резко выступал против реакционного романтизма, дидакти­ческой беллетристики («риториз­ма»), пропагандировал принципы реализма в творчестве Пушкина и возглавлявшейся Гоголем «нату­ральной школы». Указывая на связь понятий народности и реализма в искусстве, Б. выдвинул важнейшие положения о зависимости обществен­ного значения литературы от пре­одоления пропасти между т. наз. об­разованным «об-вом» и народной массой, о «сочувствии современно­сти», т. е. прогрессу, как неотъемле­мом качестве подлинного художни­ка. Взгляды Б. на искусство сыграли большую роль в развитии эстетики.