Добро
пожаловать
на наш сайт
посвященный
философии
 
Философик

  Абстракное и конкретное. (лат. abstractio — отвлечение) — сто­рона, часть целого, одностороннее, неразвитое; К.  (лат. concrescere — срастаться) — составное,     сложное, многостороннее. В истории филосо­фии до Гегеля К. понималось гл. обр. как чувственно данное многообразие единичных вещей и явлений, А. — как характеристика исключительно продуктов мышления (Абстракция). Гегель первый ввел в философию категории А. и к. в том специфиче­ском смысле, к-рый получил свое дальнейшее развитие в марксистской философии: К. — синоним диалекти­ческой  взаимосвязи,   расчлененной целостности; А. — не противопостав­ление К., а этап движения самого К.,   нераскрывшееся,   неразвернуг,-шееся, неразвившееся К. (отноше­ние А. и к. Гегель сравнивает, напр., с отношением почки и плода, желудя и дуба). Однако К., по Гегелю, есть характеристика лишь «духа», мыш­ления, «абсолютной идеи». Природа же и общественные отношения лю­дей выступали  неистинным   «ино­бытием», абстрактным обнаружени­ем   отдельных   сторон,   моментов жизни  всеобщего  духа.  С  т.  вр. марксистской философии носителем, субъектом К. является материальная действительность,   мир   чувственно данных, конечных вещей и явлений. К. предмета есть объективная взаи­мосвязь его сторон,  определяемая лежащим в ее основе существенным, закономерным отношением; К. же познания есть отражение этой ре­альной взаимосвязи в системе поня­тий,   структурно   и   генетически воспроизводящих объективное содер­жание предмета. А. в самой действи­тельности есть выражение непол­ноты, неразвернутости, неразвитости, ограниченности любого ее фрагмента, поскольку он берется сам по себе, в отрыве от опосредующих его свя­зей или своей последующей истории. А. знание, соответственно, противо­стоит К. знанию, как одностороннее, фиксирующее ту или иную сторону предмета вне связи с др. сторонами, вне ее обусловленности специфиче­ским характером целого. Т. обр., если целью теоретического знания не может и не должно быть лишь воспроизведение чувственного мно­гообразия, то в не меньшей мере та­кой целью не может служить вычленение неких «абсолютных» ло­гических связей. Ибо, как только такие связи изолируются, они те­ряют свою конкретность и истин­ность. Действительно научное теоре­тическое познание состоит в таком движении мысли, к-рое отправ­ляется от чувственного многообра­зия К. и достигает воспроизведения объекта во всей его существенности и сложности. Способом теоретиче­ского воспроизведения в сознании целостного объекта является вос­хождение от А. к К., к-рое есть всеобщая форма развертывания на­учного знания, систематического отображения объекта в понятиях. Являясь способом связывания поня­тий в целостную систему, отражаю­щую объективную расчлененность исследуемого объекта и единство всех его сторон, восхождение от А. к К. предполагает первоначальное движение от К. (данного в созер­цании) к А. На этом последнем пути образуются понятия, отражаю­щие отдельные стороны и свойства объекта, к-рые сами могут быть поняты, лишь поскольку они рас­сматриваются как моменты целого, определяемые его специфическим содержанием. Поэтому необходимо различать К. как изучаемый пред­мет, как исходный пункт исследова­ния (чувственное К.) и К. как завер­шение, итог исследования, как науч­ное понятие об объекте (мыслен­ное К.).