Добро
пожаловать
на наш сайт
посвященный
философии
 
Философик

Лилберн Джон (1614—57) — идео­лог и руководитель мелкобуржуаз­ного демократического крыла в англ. революции середины 17 в. (движе­ние левеллеров, т. о. уравнителей), памфлетист и трибун. Сын мелко­поместного дворянина. Боролся за доведение буржуазной революции до ее полного завершения в полити­ческой и социальной областях. Вме­сте со своими соратниками Уолвп-ном, Овертоном п др. был реши­тельным сторонником буржуазпо-демократических преобразований, впервые сформулировал основы бур­жуазно-радикальной политической доктрины и стремился осуществить ее революционным путем. Отстаи­вал идеи народного суверенитета (на основе теории естественного права), всеобщего избирательного права и референдума, республикан­ской формы правления, разделения законодательной, исполнительной и судебной властей и т. п., а такяш полной собственности крестьян на землю.

Лингвистическая философия (из­вестна также под названием «логи­ческого анализа», «лингвистиче­ского апализа», «философии обы­денного языка») — одно из направ­лений аналитической философии. Распространена гл. обр. в Англии (Дж. Райл, Дж. Остин, Дж. Уисдом и др.). В США взгляды, близкие к Л. ф., разделяют М. Блэк, П. Мал-кольм и др. Идейными источниками этого течения были «философия здравого смысла» Мура и взгляды позднего Витгенштейна. Как и др. школы неопозитивизма, Л. ф. отри­цает мировоззренческий характер философии и считает традиционные философские проблемы псевдопроб­лемами, возникающими в силу не­понимания действительной природы языка из-за дезориентирующего влияния языка на мышление. Фи­лософия же  должна прояснять то

трудности, к-рые возникают из-за неправильного употребления слов и предложений.    Как   подчеркивают представители кембриджской груп­пы Л. ф., философия призвана вы­полнять «терапевтическую»   функ­цию, излечивать недуги нашего язы­ка. В своем стремлении «преодолеть метафизику» сторонники Л. ф. не только   отбрасывают   «онтологиче^-скую   метафизику»   традиционной философии, но и, отвергая возмож­ность вообще к.-л. целостной фило­софской концепции, отрицают также и гносеологическую  «метафизику» логического позитивизма с его прин­ципом  «непосредственно  данного», верифицируемости п др. Но именно отказ от мировоззренческого харак­тера философии отличает Л. ф. как крайпюю и наиболее реакционную форму позитивизма. Считая анализ языка единственной целью философ­ского исследования, сторонники Л. ф., особенно представители ее окс­фордской группы, в отличие от ло­гических позитивистов делают объ­ектом своего  внимания пе искус­ственные языки-модели, а разговор­ный естественный язык. При этом они исходят из верного положения о том, что нельзя исчерпывающе выразить   богатство   естественных разговорных языков в схемах како­го-то «идеального языка». Однако, отказываясь от анализа всей гносео­логической проблематики   (отноше­ние языка и мышления, связь языка с процессами познавательной дея­тельности по формированию мыс­ленных образов, генезис языковых форм и пр.), в контексте к-рой толь­ко и могут быть успешно изучены явления языка, Л. ф. обрекает ис­следование на поверхностное опи­сание различных видов употребле­ния выражений в языке, закрывает дорогу   к   разработке   подлинного объяснения сущности языка и при­ходит в конечном счете к конвен-ционалистской его трактовке. Язык для   нее — средство   конструирова­ния, а не отображения мира, он пре­вращается в нечто мистическое, в некоторую   самодовлеющую   силу. Справедливая критика попыток все­охватывающей реконструкции язы­ка в схеме «идеального языка» со­провождается в Л. ф. также отка­зом от исследования языка вообще на основе к.-л. целостной теорети­ческой платформы. Таким образом, уход от решения коренных фило­софских вопросов приводит Л. ф. к краху и в той области, к к-рой она неправомерно сводит философское исследование.