Добро
пожаловать
на наш сайт
посвященный
философии
 
Философик

Необратимость — изменение, при к-ром не происходит возврата в на­чальное состояние; переход в каче­ственно новое состояние. Н. в боль­шей или меньшей степени присуща всем процессам в мире. Это обуслов­лено: 1) бесконечностью материи, неисчерпаемой сложностью ее струк­туры и наличием в ней бесчислен­ного множества возможностей изме­нений, к-рые пе могут быть полно­стью реализованы ни за какой ко­нечный отрезок времени; 2) прин­ципиальной незамкнутостью всех существующих материальных си­стем, многообразием их внешних связей, к-рые постоянно изменяются и переводят систему в новое состоя­ние. Поэтому всякий цикличный процесс включает в себя элемепт необратимых изменений, что и на­ходит свое выражение в общем не­обратимом течении времени от про­шлого к будущему. Н. нельзя сво­дить к к.-л. однонаправленности изменений. Развитие по восходящей линии или же, папротив, деграда­ция систем с последующей гибелью являются частными случаями Ы. Однонаправленное изменение может происходить лишь только в конеч­ных системах. В бесконечной все­ленной Н. предполагает изменения в самых различных направлениях, непрекращающееся возникновение принципиально новых возможностей развития.

Необходимость и случайность — философские категории, отражаю­щие два вида объективных связей материального мпра. Н. вытекает из внутренней сущпости явлений и обозначает их закон, порядок, струк­туру. Н. есть то, что обязательно должно произойти в данных усло­виях. Напротив, С. имеет свое осно­вание не в сущности явления, а в другом, в воздействии на данное яв­ление др. явлений, и есть то, что может быть и может не быть, может произойти так и пначе. Диалектико-материалистическое понимание вза­имоотношения Н. и с. противостоит двум концепциям, одна из к-рых от­рицает Н. и сводит все к С, к слу­чайному стечению обстоятельств,, а вторая, напротив, пытается покон­чить со случайностью тем, что во­обще ее отрицает, сводит к Н. Пер­вая концепция нашла свое выраже­ние в многочисленных субъективно-идеалистических теориях (папр., в рус. народничестве). Второй концеп­ции придерживался как лапласов­ский детерминизм, так и религиоз­ный фатализм. Однако фаталисти­ческое учение, считая каждое слу­чайное отклонение от нормы также изначально необходимым, как и фундаментальные законы природы, на самом деле не С. поднимало до уровня Н., а, напротив, Н. снижало до уровня С. Впервые обе метафи-« зические крайности с идеалистиче­ских позиций были преодолены Ге­гелем, однако только диалектиче­ский материализм дал научное по­нимание сущности и взаимоотноше­ния Н. и с. В силу всеобщих взаи­мосвязей п взаимопереходов всех явлений каждое явление можно рас­сматривать как находящееся в су­щественном или несущественном отношении к любому др. явлению, и поэтому в каждом явлении или ком­плексе явлений, в каждом процессе всегда можно выделить существен­ные (необходимые) и несуществен­ные (случайные) свойства. Н. и с. — диалектические противоположности, взаимно связанные и не существую­щие друг без друга. В силу мате­риального едипства мпра всякое со­бытие имеет причину, включено во всемирную причинную связь. Н. есть выражение этой связи, вслед­

 

ствие чего «Н. неотделима от всеоб­щего», является «всеобщим в бы­тии», представляет собой абсолют­ную всемирную связь. Каждое явле­ние возникает в силу внутренней Н., но возникновение этого явлепия связапо с множеством внешних ус­ловий, к-рые в силу своего конкрет­ного своеобразия п бесконечного разнообразия служат источником С, случайных черт и сторон дан­ного явления. Любое явление не­мыслимо как без своей внутрбнпей Н., так и без своих внешних «слу­чайных» предпосылок. Поэтому вну­тренняя Н. с неизбежностью допол­няется внешней С. Последняя имеет своим основанием II., есть форма ее проявления. За случайностями все­гда скрывается Н., к-рая определяет ход развития в природе и об-ве: «где на поверхности происходит игра случая, там сама эта случайность всегда оказывается подчиненной внутренним, скрытым законам. Все дело лишь в том, чтобы открыть эти законы» (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. 21, стр. 306). Диал»,ктико-мате-риалистическое понимание взаимо­отношения Н. и с. позволяет про­слеживать причинную, закономер­ную цепь явлений. Тем самым это понимание соответствует задаче науки, призванпой вскрывать за слу­чайными связями явлений пх необ­ходимый характер. Наука, в т. ч. и диалектический материализм, — враг принципиальной непознаваемо­сти и неконтролируемости. Наука, говорит Маркс, прекращается там, где теряет силу необходимая связь. Каким бы сложным ни было данное явление (напр., развитие об-ва), от какого бы множества кажущихся С. оно ни зависело, оно в конце кон­цов управляется объективными за­конами, объективной Н. Диалекти­ческий материализм помогает видеть не только связь, но п взаимопере­ходы Н. и с Учение Дарвина об эволюции органического мира осно­вано на учете таких взаимоперехо­дов. Маркс раскрыл эту важную сторону диалектики Н. п с. в своем учении о развитии форм стоимости. Совр. естествознание обогащает дпа­лектико-материалистические выво­ды о сущности Н. п с. и их связях но­выми данными (статистическая и ди­намическая закономерности и т.д.).