Добро
пожаловать
на наш сайт
посвященный
философии
 
Философик

Гераклит (ок. 544 — ок. 483 до н. э.)—древнегреч. философ-материа­лист и диалектик. Уроженец Эфеса, в Малой Азии, аристократ по рожде­нию. Соч. Г. «О природе», дошедшее до нас лишь в отрывках, славилось в древности глубокомыслием и зага­дочностью изложения (отсюда про­звище Г. — «темный»). По Г., перво-вещество природы — огонь, наиболее способный к изменению и подвиж­ный. Из огня произошел мир в це­лом, отдельные вещи и даже души. «Этот космос, один и тот же для всего существующего, не создал ни­какой бог и никакой человек, по всегда он был, есть и будет в'ечпо живым   огнем,   мерами   загорающимся и мерами потухающим». Этот афоризм, по выражению В. И. Ле­нина, — «очень хорошее изложение начал диалектического материализ­ма» (т. 38, с. 347). Все вещи возни­кают из огня согласно необходимо­сти, к-рую Г. называет «логосом». Мировой процесс цикличен: по исте­чении «великого года» все вещи вновь становятся «огнем». Жизнь природы — непрерывный процесс движения. В ном всякая вещь и всякое свойство переходят в свою противоположность: холодное стано­вится теплым, теплое — холодным и т. д. Т. к. все, непрерывно изме­няясь, обновляется, то нельзя два­жды вступить в одну и ту же реку: на входящего во второй раз текут уже новые воды. В человеческой жизни этот переход всего в свое противоположное не простое изме­нение, а борьба. Она всеобща, «отец всего, царь всего». В борьбе проти­воположностей обнаруживается, од­нако, их тождество: одно и то же — путь вверх и вниз, жизнь и смерть и т. д. Всеобщность изменения и пе­реход каждого свойства в свою про­тивоположность делают все качества относительными. В основе познапия лежат ощущения. Если бы нечто осталось скрытым от света, воспри­нимаемого чувствами, оно не могло бы укрыться от света разума. Свое мировоззрение Г. противопоставляет мировоззрению большинства своих современников и сограящан. Аристо­кратические воззрения на об-во со­четаются у Г. с некоторыми про­грессивными чертами: оп выступает против защищавшегося аристокра­тами традиционного неписаного права, противопоставляет ему уста­новленный государством закон, за к-рый люди должны биться, как за стены родного города.